Cайт предназначен для лиц старше 18 лет, если Вам меньше, то немедленно покиньте наш сайт
Большая подборка порно рассказов и секс историй

Случайная работа и новое знакомство. Часть первая.

Мне удалось устроиться на работу ночным сторожем. В деревне у нас с работой проблема и это мне просто подфартило. Зарплата почасовая и не так уж велика по городским меркам, а у нас это были деньги и я с радостью согласился. Работа не пыльная и меня все знали и кому нужно в здание администрации залезать. Рядом ещё и гаражи были и небольшая территория ограждённая забором. Мы дежурили вдвоём, с шурином механика и с его занятостью мне приходилось часто его заменять. В общем, у меня за месяц накапывало иногда даже свыше трёхсот часов. А платили нам, что-то около тридцати в час – так что можно было заработать и на еду и свой трактор подремонтировать к лету. В общем, я с наступлением осени и приступил к своей новой работе.

У меня была маленькая комната с проёмом для дверей, которые сняли, чтоб сторожа не спали по ночам. Стоял небольшой диван для сидения, стол и телевизор, и местный телефон – вот и всё. Первая смена прошла спокойно, как и все последующие. Я обошёл все два этажа и проверил, не остался ли после работы кто-то в кабинете, потом обошёл территорию и проверил замки на гараже и складе и въездных ворота и закрывшись сед за телевизор. Конечно, было не привычно – не спать ночь, но нужно было привыкать.

Постепенно освоившись, я нашёл себе развлечение, хотя дома для меня это было как обычное явление. А тут работа и мало ли кто мог войти, хотя я и всё время был закрыт и кто бы вошёл без меня. Но я всё равно побаивался и вечером, когда уже становилось темно, стал пробовать прогуливаться по коридору и этажам голым. Было жутко страшно, ведь в этом здании работали все наши высокие чиновники в селе – иногда просто жуткий страх охватывал, когда представлял себе, что я иду по коридору голый а на встречу Иван Петрович, или Антон Сергеич или того хуже Вера Ивановна – наш главбух. Постепенно страх улетучился и уже через месяц работы на этом месте я иногда дождливыми вечерами позволял себе поиграть со своим членом и яйцами, перетянув их шнурками в нескольких местах и так ходить по зданию. Было здорово и очень необычно и возбуждало жутко.

С наступление зимы я уже освоившись частенько стал прямо из дома уходит на работу с перетянутым членом или яйцами и выждав там с полчаса, плюс минус чуток, я закрывался и тогда развязывал свои гениталии. Конечно, испуг был, и это вызывало в какой-то степени и возбуждение, и даже спортивный интерес.

Туалет как мужской, так и женский был совместно с умывальником и туда в любую минуту мог хоть кто войти – поэтому я всегда терпел и ждал когда уйдёт последний и здания. С каждым разом у меня появлялся всё больше интерес к усовершенствованию перетяжек гениталий и трудностью их освобождения от шнуров и верёвочек. Это уже стало неотъемлемой частью моей рабочей одежды, и я не представлял себе, как я пойду на работу, не перетянув себе или член или яйца или то и другое. Зимой было хорошо. После перетяжки гениталий брюки спереди заметно выпирали и верхняя одежда прекрасно это скрывала. Я приходил за несколько минут до конца рабочего дня и садился на свой диванчик в комнатке и поглядывая в окно ждал и наблюдал, кто уже ушёл, а кого я не видел ещё. Через полчасика примерно я поднимался на этаж и проверял, не остался ли кто, ну а потом как обычно – освобождал свои изнывающие от пут и шнурков гениталии.

В течении всей смены или дежурства я мог их перетягивать по несколько раз и даже ходит с перетянутыми голым по этажу и не бояться, что кто то увидит – я был один, а здание было в два этажа и довольно большое. Многие кабинеты пустовали, так как работающие в них специалисты уехали, и нужда в новых просто отпала. Разгуляться, в общем, место было и я наслаждался, совместив работу и своё увлечение.

Примерно в первых числа ноября или конце октября – точно не помню, я пришёл раньше - было ещё тепло, и оказался свидетелем очень интересной сцены. Возле склада стояла машина, и парни разгружали её и на половине устроили себе перекур. К ним подошёл нам механик Дмитрий Сергеич, обычно его так никто не называл, а просто Сергеич. Так вот, подойдя к парням, он резко сбоку, как то незаметно сделал выпад в сторону одного и чуть не схватил его за яйца. Тот резко изогнулся и отскочил. Другие двое тоже отошли в сторону и сказали ему.

- Сергеич, тебе что дома бабы своей мало, вот её и щупай – и пошли разгружать машину.

Я раньше слышал эту привычку Сергеича, но как то не поверил. Как это ни с того ни с чего схватить парня за яйца – просто подумал что кто то очередную утку по деревне пустил. Сейчас сам был этому свидетель и тут же представил, как он незаметно хватает меня за яйца, а там такое. Я даже несколько раз потом перестал перетягивать себе гениталии, опасаясь привычки Сергеича. По работе мне с Сергеичем контачить не приходилось и я успокоившись снова взялся за свою привычку. Шли дни, недели, но эта сцена у меня не вылетала из головы. Я сидя всю ночь рисовал разные сцены и как бы они разрешились – если бы Сергеич схватил меня за перетянутые яйца и член. Иногда даже самому было стыдно от собственных мыслей, но рисованные в голове сцены меня стали сильно возбуждать.

Один раз даже появлялась мысль перетянуть яйца и самому без причины так просто подойти к Сергеичу и спросить там о чём-нибудь или просто поговорить. Но страх того, что может разнестись по селу – меня пугал сильно, что даже в пот бросало от того, что из всего этого может получиться – в смысле с отрицательной стороны. А вот положительная сторона продолжала меня беспокоить, и я даже стал думать, что я не той ориентации, но тут же забыл об этом.

Есть такое у психологов «Если мысль человеку не даёт покоя, и он не может принять правильное решение, но эта мысль может быть не верной, и нужно искать ей замену или альтернативную мысль. А когда человек сомневается в принятии того или иного решения и появившаяся мысль успокаивает его и он перестаёт больше думать об этом – возможно это и есть то что тебе не хватает» По этому я решил прислушаться к своему второму я и успокоился – значит у меня вполне нормально с ориентацией. Только всё равно мысль, что вдруг Сергеич ухватит меня за яйца и разоблачит, что я их перетягиваю – не давала мне покоя.

Однажды я смотрел фильм во время дежурства и подобная жизненная ситуация разыгрывающаяся в фильме, натолкнула меня на мысль и я сам испугался этого. В кино разыгрывалась обыкновенная банальная сцена семейной жизни – а тут я со своими тараканами в голове и Сергеич. Полный бред – подумал я и пошёл проветриться во двор.

На другой день эта мысль снова вернулась ко мне и я подумал – если суждено ей сбыться, то почему бы не попробовать сделать шаг навстречу.

Сергеич жил от меня через семь домов и хоть мы редко с ним общались, но он был мужиком не очень высокого роста, крепкого телосложения, что на его ладони могло разместиться полторы моих и от его рукопожатия трещали косточки на пальцах руки, когда я с ним здоровался. Он до этого работал механизатором, потом заочно выучился и стал механиком – чуть ли не третьим человеком на селе. В простой жизни он был весельчак и балагур. Дети у них выросли и разъехались и они жили вдвоём с женой, – которая была уже на пенсии и сидела дома. Она была старше его года на три вроде. Я же по сравнению с Сергеичем был чуть выше его, худощав и весил всего 62 кг. Жил один. Семейная жизнь не сложилась, так как я не мог иметь детей из-за перенесенной в детстве какой-то болячки.

В общем, я решил попробовать и как то раскрыться толи или сделать так, чтоб Сергеич меня просто застукал. Как это сделать я не знал и придумывал себе всякие варианты и все они были несбыточными, и полным абсурдом.

Придти к нему в кабинет и прямо сказать – сочтут дураком и в психушку упрячут. Как сделать, чтоб он сам заметил – но кругом без него полно людей. Подстроить, чтоб он как бы шутя, сам ухватил меня за яйца – тоже бред и что я за ним должен был бегать и вертеться всегда перед носом. В общем, ничего не получалось. Я уже стал отбрасывать все попытки это сделать, как вдруг я сидел на диване в своей комнатке, уже придя на работу, а мимо проходил наш глава совета и он попросил меня передать Сергеичу, чтоб тот к утренней планёрке составил отчёт о ремонте техники и что ещё нужно для его завершения. Это был шанс и упустить я его не мог. Самому идти прямо в руки Сергеича я не мог и вдруг в это время вошла Вера Ивановна и я попросил чтоб она передала слова Ивана Петровича – Сергеичу. Минут через пять она пошла домой и сказала мне, что всё передала слово в слово. От этой новости меня даже охватил озноб. Я что-то испугался даже, что сейчас собирался сделать.

Постепенно все покидали здание, а Сергеича всё не было. Я знал что он там и дождавшись половины шестого, я закрыл входную дверь изнутри и стал думать, как всё обставить и как оправдываться потом перед Сергеичем. Было так тих, что мне показалось, что все уже ушли и даже Сергеича нет и я решился. Я сел на диванчик в дальний угол и включив телевизор, расстегнул ширинку и вытащил свои перетянутые гениталии. Я их ещё дома перетянут как обычно и уже прошло минут сорок. Время ещё было, и я не спешил их распутывать. Так я просидел ещё минут двадцать, и мне стало сильно ломить яйца, и я решил освободить пока их. Приспустив штаны, я отодвинул припухший и раздувшийся от перетяжки член в сторону и высвободил яйца, которые были тоже перетянуты по всей длине мошонки и уже посинели. Найдя узел, я стал развязывать его и постепенно разматывать шнур, развязывая все последующие узлы, а завязывал я их после каждых двух трёх оборотов шнура вокруг члена или мошонки. Всё моё внимание переключилось на это, и ещё громкость телевизора всё заглушала и создавала шум.

Ну в общем я не услышал, как Сергеич спустился вниз и заглянул в проём комнаты сторожа. Увидев это, что я делал, он просто обомлел и потерял дар речи. Он стоял и открыв рот смотрел на меня, не совсем правда на меня – на мой член и яйца. А я уткнувшись глазами в свой пах развязывал шнур. Толи я взгляд почувствовал, толи что-то другое заставило меня поднять голову, но когда я увидел Сергеича, я сам испугался и не знал что сказать, хотя перед этим у меня было отработано несколько вариантов. Так мы смотрели друг на друга, и Сергеич иногда переводил взгляд на мой посиневший член весь во вздутых венах и ещё не освобождённые от шнура, синие яйца. Пауза затягивалась, и никто не хотел первый что-то говорить.

Инициативу всё же взял Сергеич.

- Завтра с заявлением и чтоб я тебя больше здесь не видел – сказал он.

- Сергеич прости, я больше не буду, обещаю – твердил я повторяя одно и тоже.

- Только не говори никому, всё сделаю, что скажешь. Сергеич. – умолял я его.

Это было моей ошибкой, и я стоял со спущенными штанами перед ним и оправдывался, как только мог, чтоб избежать огласки и позора на всю деревню. Сергеич же стоял на своём и попросил ключ от входной двери. Я присел, чтоб поднять и натянуть штаны, как мой перетянутый член, зацепившись за руку, вырвался и спружинив шлёпнул меня по животу. Я не знал, куда деть свои глаза, как я опростоволосился, ругал себя и одновременно просил Сергеича не увольнять меня и не рассказывать об этом никому. Справившись со штанами, я поднял голову и увидел, что рядом нет никого. Обойдя ограждение из декоративной решётки в вестибюле, Сергеич уже на подходе к входной двери, с другой её стороны, подозвал меня к себе. Я быстро подбежал и стал рядом. Поверх штанов свисали два шнура которые я ещё не успел полностью смотать с яиц. А брюки в области член оттопыривались огромным бугром.

Сергеич ухватил рукой шнур и покрутив его потянул в сою сторону, притянув меня за яйца к самой решётке. Вдруг он подошёл к двери и привязал свободный конец шнура к дверной ручке, немного подтянув его, чтоб завязать узел. Меня аж прижало к решётке.

- Я подумаю, а ты пока тоже постой и подумай – сказал он и открыв вторую половину двери, вышел на улицу и закрыл дверь снова.

Я испугался и не знал что делать. В голову лезли всякие мысли – а вдруг он сейчас кого-нибудь приведёт с собой. Я попробовал дотянуться до дверной ручки и развязать шнур, но руки были коротковаты сантиметров на двадцать. Перерезать шнур тоже было нечем. Расстроился жутко и уже стал представлять, как в деревне все смотрят на меня и смеются. Услышав скрежет в замке, я испугался. Сердце готово было разорваться – как оно колотилось. Открылась дверь, и вошёл Сергеич. Он был один. У меня сразу всё отлегло – значит будет ещё время уговорить его. Он подошёл ко мне с другой стороны решётки и спросил

– Не отвалилось ещё?

- Не знаю, испуганным голосом ответил я.

Сергеич развязал шнур и подал его мне. Я взял и стал отворачиваться, чтоб развязать всё.

- Не прячь, не прячь, показывай, что там у тебя – сказал Сергеич.

Я повернулся уже с наполовину спущенными штанами, всё равно уже не было смысла прятаться и скрывать. Сергеич и так видел больше чем положено и теперь меня не может спасти никто кроме него. Мой член опух немного и посинел. Яйца были хоть и синими, но я их до этого успел немного распутать, и их уже почти не ломило, хотя они ещё было пережаты двумя узлами. Сергеич стоял и молчал. Я чувствуя неловкость продолжал распутывать и развязывать узлы на члене и яйцах. Шнурки падали на пол один за другим и вскоре я облегчённо вздохнул и наклонившись подобрал их и подтянул штаны.

- Мне завтра уже не выходить на работу – подняв глаза и глядя на Сергеича, спросил я.

- Ну почему же. На морозе лучше думается и я вот что решил пока – сказал он.

- Это твоё дело и твои яйца и не мне решать чешешь ты их или руками тискаешь. Дело в том, что как с тобой поступить, в смысле с тем что я о тебе узнал – сказал он так загадочно и не его обычным резким и властным тоном.

- Сергеич, только прошу, не рассказывай об этом никому и давай забудем всё – сказал я.

- Рассказывать, допустим, я пока и не собираюсь никому, а вот забыть тоже не смогу, уж больно меня твой вид шокировал. Всё ещё прийти в себя не могу. Это ж как надо ненавидеть свой член и яйца, чтоб вот так поступать с ними. Ведь ты ещё можешь жениться и у тебя могут быть дети – сказал он и пройдя мимо меня, сел на диванчик.

- У меня не может быть детей из за болезни в детстве – напомнил я .

- Но такому как у тебя будет рада любая незамужняя баба – добавил он.

- Я привык один совсем справляться, да и не искал я никого. А сверстницы все уже давно живут в городе – пояснил я.

Я уже всё расправил на себе и сел рядом. Пауза молчания затянулась. Я понимал, что любое моё необдуманное высказывание может всё испортить и оставалось надеяться только на душевность Сергеича. По жизни он не был зловредным и никогда никому ничего плохого не сделал – по крайней мере я об этом ничего не знал.

Сергеич стал называть фамилии одиночек и тут же добавлял, эта тебе не подойдёт, эта тоже и так он не смог мне выбрать ни одной кандидатуры.

- Ты прав, выбора действительно нет по крайней мере с моей точки зрения – сказал он и рассмеялся.

- Вот и я о том же – согласился я.

Мы ещё посидели и помолчали немного, каждый осмысливая сказанное и увиденное. Особенно это нужно было Сергеичу. Я же боялся за то, что моя тайна может стать достоянием гласности.

- Серёга, и как давно ты этим занимаешься – вдруг спросил Сергеич.

- Со школы ещё – коротко ответил я.

- М да – промычал он что то себе под нос и встал.

- Ладно, мне домой пора. Проводи и закройся – сказал он и направился к выходу.

Я встал и пошёл за ним, держа в руке ключи. Возле двери Сергеич остановился и повернувшись ко мне, вдруг резко рукой схватил меня за яйца и стал сжимать их. Рука у него действительно была сильной и мне даже стало немного больно, но он продолжал сжимать и смотрел мне в глаза, не отводя взгляда. Я терпел, сколько мог и потом сморщился. Он тут же отпустил и сказал.

- Да, яйца у тебя действительно крепкие. Ну пока – сказал он и вышел.

Всё дежурство я думал, что же я наделал и что теперь будет. Я даже телик не включал – просто не было никакого настроения. А утром, как только первые пришли на работу, и я открыл двери, я собрался домой и поспешил к выходу. С Сергеичем я столкнулся прямо на улице по дороге домой. Он как раз шёл мне навстречу, и я не знал, отвернуть мне раньше или пройти рядом. Прятаться и убегать, уже конечно не было смысла, и я пошёл навстречу. Поравнявшись, мы остановились и поздоровались. Он сильно сжал мою руку и второй в это время снова схватил меня за яйца и стал сжимать их.

- Сергеич, отпусти, больно уже. Вдруг кто увидит – просил я.

Он отпустил и говорит

- Я придумал, что с тобой сделать, вечером зайду – сказал он и пошёл.

Я тоже пошёл домой, всё ещё ощущая на своих яйцах недавнее давление руки Сергеича.

Придя домой, я лёг спать, а из головы не выходили последние слова Сергеича. Что он там придумал – ломал я голову, да так и уснул. Проснулся где-то около трёх часов дня, посмотрел на часы и подумал – Сергеич может уже через часа два нагрянуть, но пока время свободное было и я решил перетянуть себе член и яйца, как обычно я это делал, а потом стал делать все дела по дому. Протопил печь и стал готовить, что-нибудь пожрать. Жил я один и поэтому всегда дома ходил раздетый и мой перетянутый член постоянно обо что-нибудь стукался головкой, да и так, когда я подходил к чему-нибудь близко или лез в погреб за продуктами. Ощущения были необычные, и поэтому я почти всегда это практиковал, а что делать дольше было. Ну вот, я готовил ужин и просмотрел, как Сергеич прошёл мимо окна и когда брякнули сеношные двери, я вздрогнул от испуга.

- Кто это – пронеслось сразу в голове.

Но гадать было уже поздно. В дом вошёл Сергеич и застал меня сидящим на скамейке и чистящим картошку для супа. Я испугался и не знал что делать. Хотя он и видел меня в таком виде уже, но ведь не специально же, я тогда выставил всё на показ. Сейчас получалось, что я зная что он придёт, делал это всё специально. Это я предполагал, что так может подумать Сергеич. Я встал и протянул руку, чтоб поздороваться, а сам повернулся немного боком, чтоб он снова не схватил меня за яйца и прикрылся свободной рукой.

- Так что ты там говорил – спросил Сергеич.

- Я просил, чтоб ты никому не рассказывал об этом - и указал рукой на свой перетянутый член и взглянул на часы. Я уже почти час был в таком виде и член начал синеть.

После непродолжительной беседы и выпив по кружке пива, я узнал, что когда я ещё учился в школе, Сергеич работал на ферме и если бык не хотел идти в загон или по трапу при загрузке в машину, Сергеич подходил к нему сзади и сдавливал ему яйца. Бык сам заскакивал без чьей либо помощи. Вот с того момента и осталась у него эта привычка, кто стоит и ничего не делает – хватать за яйца. Кто с ним работал, знали это, и избегали любую возможность с ним сталкиваться. Потом обговорили моего сменщика, шурина Сергеича и решили, что если вдруг шурину нужно будет подмениться, то я буду всегда готов это сделать, а Сергеич в свою очередь будет молчать обо мне. Меня вполне это устраивало, и я обрадовался. Перед уходом Сергеича мы обменялись рукопожатием, как залог мирового соглашения и я не подозревая ничего, даже не стал прикрывать свои яйца. При виде неприкрытых яиц и свободно качающихся между моих ног, возможно сработала старая привычка, и Сергеич схватив их, сжал в своей огромной руке и стал сдавливать.

- Сергеич, отпусти, больно же – сказал я.

- У тебя вон член скоро отвалится, посинел весь и тебе не больно, а тут – и рассмеявшись, он отпустил мои яйца и вышел.

После этой встречи я немного успокоился и понимая, что сделал глупость, старался больше не светить своими перетянутыми гениталиями перед Сергеичем. Всё вроде улеглось, и он даже не упоминал об этом, проходя мимо, здоровался, но руки не распускал. Я подменял его шурина несколько раз, когда они с Сергеичем увозили свинину на рынок. Было ещё тепло, и долго дома она бы не пролежала.

Мне снова захотелось немного расслабиться и как обычно я стал на работе, после того как все уходили по домам, тискать и перетягивать свои член и яйца и всегда вспоминал руку Сергеича, как она их сдавливала. Мой член сразу возбуждался, и мне с трудом удавалось затянуть узел.

Один раз я как то отвлёкся, толи снег первый расчищал возле входа, а может ещё что, но когда все ушли, я подумал что снова один и раздевшись как обычно, топили хорошо и было тепло в здании, я перетянул свой член и яйца и решил просто пройтись по первому этажу. Было необычно и даже скажу очень приятно снова ощутить себя в не дома голым. Я шёл и прислушивался возле каждой двери. Было тихо, как вдруг сзади со стороны двери я услышал голос Сергеича.

- Сергей, ты где, открой дверь.

Мне ничего не оставалось, как выйти и взять ключи, чтоб открыть дверь. Сергеич был удивлён моим внешним видом, ведь мы с ним договаривались, что я на работе этого делать не буду.

- Прости Сергеич, не удержался – сказал я.

Сергеич подошёл ближе и окинув меня взглядом, сказал.

- Разматывай, пока не отсох совсем.

Я быстро стал развязывать узлы, а сам стою и весь горю от стыда. Так неудобно вышло, почему я второй этаж не проверил – ругал я себя. Когда все шнуры были развязаны и сняты, Сергеич подошёл и так властно сказал.

- Руки убери.

Я отодвинул руки прикрывающие мои гениталии и он схватив меня за яйца сильно сжал их. Он давил и смотрел мне в глаза, а потом и говорит.

- Может тебе их совсем раздавить? А?

- Нет не нужно, - как заведённый бормотал я.

Сергеич был образованный и уже в предпенсионном возрасте, и хотя между нами была приличная разница, но как руководителя я его уважал, и мне было очень неудобно перед ним. Когда Сергеич увидел, что мне действительно больно, он ослабил руку и молча взял у меня из руки шнурок. Сделав из него петлю, каким-то необычным образом, он ловко накинул её мне на член и яйца и стал затягивать. Сергеич в своё время служил на флоте и все его между собой, да и так в глаза звали иногда боцманом. Шнур стал врезаться в тело члена у самого его основания. Я не понимал что со мной происходит. Мне было одновременно и больно и приятно, что мой член завязывает шнуром посторонний человек. Я стоял и просто смотрел как затягивается шнур и молчал. Наступила такая пауза, от которой зависел исход всего, что происходило. Конечно Сергеич мог затягивать узел сколько угодно, ведь он при этом ничего не ощущал, а я не мог найти слов, что запретить ему это сделать и только когда мне стало по настоящему больно, я сказал.

- Больно Сергеич, ты же мне его совсем отдавишь.

- В следующий раз точно оторву всё – сказал он и взяв у меня из руки ключи, ушёл домой.

Два дня я не мог успокоиться после произошедшего. После того как Сергеич мне перетянул член с такой силой, мне мои собственные перетягивания стали как то не очень интересны. Они были не так сильны, и делал их я сам. Тогда я решил, как только приду на работу, то снова поступлю так же вопреки обещанию, данному Сергеичу. Я заранее перетянул всё и как только все ушли, я закрылся и снова разделся и уже осознанно стал ждать – появится Сергеич или нет. Хотя среди всех я его не видел. Конечно, он могу уехать куда-нибудь, ведь его машины рядом не было. Но я не ошибся и вскоре услышал голос Сергеича. Я снова вышел и сделав виноватое лицо, подал ему ключи.

- Я только позавчера тебя предупреждал Серёга, что всё оторву – сказал он.

- Извини Сергеич, просто твоей машины не было рядом, и я подумал, что ты уже уехал – как из пулемёта сказал я заранее заученную фразу.

Сергеич подошёл ко мне и схватив меня за яйца, стал давить их. Я специально их не перетягивал и он это заметил.

- Больно Сергеич, лучше покажи тот узел, который ты прошлый раз завязывал, я его кое-как развязал, но как вязать не понял – сказал я.

- Что. Понравилось! – уже с другим взглядом и другой интонацией произнёс он.

- Просто я так не могу затягивать – больно всегда, а у тебя силы больше и узел, вон какой необычный.

- Ладно, покажу, давай – сказал он и взял со стола шнур. Их там у меня лежало что-то около десятка.

Он медленно стал делать движения пальцами, и переплетать концы шнура и вдруг получилась петля в виде узла – она легко скользила и затягивалась. Я к этому времени уже незаметно распутал свои гениталии и положил свободный шнур на стол. Сергеич сам накинул свой узел в виде петли мне на член и протолкнув туда и яйца с мошонкой, ловким движение стал его затягивать. Я снова получил то необычное наслаждение и терпел, пока были силы.

- Сергеич, а другие узлы ты знаешь – спросил я.

- Ты что хочешь, чтоб я все морские узлы на твоём ….. перепробовал – спросил он.

Потом он окинул меня взглядом и сказал.

- Ладно, сейчас схожу домой и вернусь - принесу тебе книжку как эти узлы вязать. Можешь хоть всю ночь тренироваться – сказал он и ушёл.

Я просто не знал куда себя деть от радости и стал бегать по первому и второму этажам болтая перетянутым членом и яйцами из стороны в сторону, которые уже стали снова синеть.

Сергеич пришёл чуть позднее и показал мне, как быстро развязывать его узел и это оказалось просто. Потом дал мне книгу и взяв запасной ключ от входной двери так на всякий случай, чтоб в другой раз не искать меня, объяснил он и ушёл.

Я несколько дней пробовал разные узлы, но как это дела Сергеич, мне нравилось больше, и однажды подкараулив его, я спросил.

- Сергеич, у меня тут один узел не получается. Завязать завязываю вроде, а потом развязать не могу.

- Это узел, который не развязывают, его просто отрубают – объяснил он.

- Лучше его не пробуй, тебе его потом не развязать будет – только вместе с …. . – сказал он.

- А ещё какие нельзя – спросил я испуганным голосом.

Сергеич тут же мне показал те узлы и посоветовал пользоваться только несколькими, а потом схватив меня за яйца, сдавил их. Я даже не попробовал отстраниться. Сергеич это заметил и спросил.

- Может помочь?

- Угу – коротко ответил я.

Сергеич взял шнур подлине, а я к тому времени уже сам спустил штаны. Моя быстрота его удивила и он не сказав ничего, быстро, ловкими манипуляциями рук завязал узел у самого основания и потянув за концы шнура, стал его затягивать. К тому времени мой уже возбуждённый член и моими же руками оттянутые яйца стали сдавливаться у самого основания. Немного было больно, когда шнур скользил вдоль волос, вырывая их, и Сергеич посоветовал их сбрить. Член был так возбуждён, что я бы такой не смог сдавить и перетянуть своим обычным способом. Сергеич же своими сильными руками, затянул, сколько смог, обмотал концы шнура вокруг пальцев обеих рук и поднатужился. С натягом и как бы ни желая смыкаться, шнур вдруг дал небольшую слабину и стал проваливаться в тело члена. Сергеич всё затягивал и затягивал, что диаметр члена в месте перетяжки стал уже около трети и продолжал сжиматься. Но вот Сергеич остановился и обмотнув концы вокруг члена ещё раз, завязал два контрольных узла, чтоб не разошёлся первый.

- Ну, вот и всё, больше не стал, боюсь что твой …. отвалится – усмехнулся он.

Я промолчал и удивляясь на это огромное сооружение с вздутыми жилами и оголившейся головкой, готовой вот-вот лопнуть, не отводил от него глаз. Я впервые свой член видел таким и сам был не мене удивлён, чем Сергеич. Когда он собрался уходить, он сказал мне.

- Если помощь нужна будет, обращайся – потом засмеялся и вышел.

Я ещё минут сорок, потом ходил по этажам и болтал синеющими гениталиями и мне казались они неимоверно тяжёлыми. Как я делал раньше, после перетяжки мой член торчал вверх, так пизанская башня, покачиваясь при каждом шаге. Сейчас же мой член был ещё более твёрд, но он был даже не в горизонтальном положении, а немного ниже. Поначалу я не понял почему, и лишь спустя несколько месяцев догадался. Его толщина в месте перетяжки была очень мала и не могла удерживать в вертикальном положении такое опухшее чудовище. Позже я узнал и другое, Сергеич просто пережал пещеристое тело моего члена, у самого его основания и в месте перетяжки вообще не было твёрдости что ли – я не могу это правильно выразить, но мне это очень понравилось.

В следующий раз я уже сам сказал Сергеичу, что у меня не получается так перетянуть и он согласился помочь. Все новогодние праздник встречи 2011 года, когда я конечно дежурил, Сергеич иногда приходил проверить, всё ли в порядке и перед уходом затягивал свои излюбленные морские узлы на моём члене и яйцах. Он так же делал их крепко и на совесть, как привык и я потом с трудом развязывал их и однажды сказал ему об этом:

- Сергеич , а нельзя сделать так, чтоб узлы легче развязывались?

- Можно, только смажь шнуры вазелином, и они легко будут скользить.

Я так и сделал в следующий раз и действительно, он оказался прав. Его опыт на флоте и моё желание экспериментировать и научиться вязать эти узлы нас как то сблизили. Иногда Сергеич даже сам говорил мне.

- Хочешь, новый узел покажу?

- Конечно - соглашался я и тут же он мне перетягивал член и яйца своим новым узлом, как и всегда сжав тело члена до почти основания.

Увидев синяки на моих гениталиях, Сергеич насторожился и поначалу отказался вязать очередной узел. Но я его тут же успокоил и сказал, что это обычно и иногда мои синяки не проходят месяцами, если я перетягиваю в двух и более местах.

- Как это - поинтересовался Сергеич.

- Вот и я взял второй шнур, и уже синеющий и перетянутый член, разделив примерно пополам, обмотал его вторым шнуром посередине, и стал затягивать узел. Член был очень напряжён, и у меня получалось с трудом. Тогда Сергеич взяв концы шнура, и стал сам затягивать. Моё притворство подвигнуть его к этому сработало. Я внутренне радовался и наблюдал, как шнур врезается в тело члена, сдавливая его и разделяя на две сосиски. Я даже всхохотнул и сказал Сергеичу, на что это будет сейчас похоже. Он тоже улыбнулся и сделав ещё усилие, закрепил узел вторым.

- И что ты часто так делаешь – спросил он.

- Бывает по несколько раз в день – ответил я.

- А что я раньше это не видел – заинтересовался он.

- Обычно я так только дома делаю, всегда есть время своевременно развязать – объяснил я.

Мы ещё долго обсуждали это и когда увидели, что член уже стал тёмно фиолетовым, тут же всё развязали. На его поверхности мы обнаружили несколько синяков, и один был даже больше спичечного коробка по площади.

Раз я сам был не против этого, Сергеич в следующий раз и далее стал показывать так сказать на примере сразу два узла или повторять пройденный материал, после этих слов мы смеялись и начинали.

Уже где то в феврале, когда на улице стояли сильные морозы и не хотелось высовывать нос на улицу, я пришёл на работу в своих обрезанных штанах с перетянутым членом в трёх местах, последнее у самой головки и замотанными несколькими шнурами яйцами – которые так оттянулись и натянулись, что прикоснись и они выпрыгнут из мошонки. Идти от дома было не так далеко – пять-семь минут и я не боялся что замёрзну. Увидев это, Сергеич удивился не меньше, чем тогда в первый раз и спросил.

- А это что?

- Просто я не смог втолкать всё в штаны и пришлось так идти.

- А если бы кто увидел – спросил он.

- У меня шуба длинная, почти до колен и я так уже много раз ходил и ничего – признался я.

- А почему я не видел.

- Ну вот видишь, даже и ты не видел, а другие и тем более – с иронией ответил я.

Когда Сергеич увидел три места перетяжки, то не без удивления спросил.

- А так тебе не больно?

- Нет, только давление больше и всё – терпеть вполне можно.

- И сколько так ты пробовал раз – спросил Сергеич.

- Ну в местах трёх, четырёх я часто пробую – больше редко.

Сергеич промолчал и только когда мы сняли мои перетяжки, он увидел, что член ещё больше стал походить на сплошной синяк, он спросил.

- А если я тебе так перетяну.

- Я не против, только чуток отдохну. – согласился я.

Через час на моём члене уже в трёх его местах были затянуты тугие, сжимающие мой член узлы и Сергеич взяв четвёртый шнур, и стал примеряться, где бы его завязать.

- Дели каждую часть пополам – посоветовал я.

Совет, конечно, был хороший, но я видно не был готов и как только Сергеич стал затягивать узел, сдавив член в этом месте уже на одну треть, то кожа так напряглась и не выдержала, лопнув сразу в нескольких местах и стали появляться красно-вишнёвые капельки. Сергеич остановился, но чтоб он не испугался и не перестал больше это делать с моими гениталиями, я сказал, подтяни ещё чуток и всё. Он, конечно, удивился, но сделал. После получаса, мы всё убрали, и теперь мой член был почти весь однотонный – тёмно синий. Теперь не чего было опасаться, что могут появиться синяки, и я сказал об этом Сергеичу. Тот нехотя, но улыбнулся.

Далее события развивались как обычно, в результате которых Сергеич уже перетягивал, ничего не опасаясь, мой член и в пяти и в семи местах и когда лопалась кожа, мы просто протирали её салфеткой или тряпочкой, которая у меня была в столе почти всегда – для этого. Чтоб чаще это проделывать, я даже соглашался на все подмены, а Сергеич всегда находил возможность вырваться из дома на полчаса.

И вот как то в середине марта, уже было девять часов или что-то вроде этого. Я ходил по этажам и болтал своим перетянутым членом. Сергеич тоже вроде не собирался. Находясь на втором этаже, я услышал, как открылась входная дверь. Я выглянул и увидел Сергеича.

- Ты же не собирался? – спросил я.

- В гараже забыл пакет с покупками из города – объяснил он.

Я взял ключи, и мы пошли через задний выход на территорию.

- Оденься, а то простынешь – сказал он мне.

- Ничего страшного, я привык - и я понял что проболтался, сказал лишнего.

- К чему привык?– переспросил он.

- К тому, что голый, ходишь? Но ведь сейчас зима. – докапывался он.

- Ну и что, в такую погоду я и зимой хожу – ответил я.

Погода была действительно тёплая, на градуснике плюс три или пять было, и всю ночь почти капало с потоков, и таял снег. Мы вышли во двор и пересекли территорию. Возле склада я посветил фонариком, и Сергеич открыл замок. Взяв пакет, он вышел, и я всё снова закрыл. Сбоку от гаражей, были выездные ворота для машин. Через них, по дороге до дома Сергеича, было даже ближе чем до моего, и он попросил меня открыть их. Я нашёл ключ на связке, и открыл замок, всё так же разгуливая по тёмному двору голый с перетянутым членом и яйцами. Только на ногах были одеты кирзовые сапоги, а иначе не пробраться не начерпав.

- А по деревне ты тоже голый ходил – вдруг спросил Сергеич.

- Было несколько раз – ответил я так как скрывать уже не было смысла. Сергеич и так знал больше чем положено и прогулки голым это был просто пустяк.

- Тогда может, проводишь меня – предложил он.

- А как же и я показал в сторону канторы.

- Да кому она нужна – скептично ответил он.

Мы пошли по дороге, я по одной колее, тряся своими причиндалами. Сергеич шёл по другой. Иногда он останавливался и задавал мне вопросы. Они были конечно пустяшные, но я сразу понял, что он хочет, чтоб я подольше побыл голый на улице в самую распутицу. Мне, конечно было всё равно, и я даже был рад этому. Так мы двести метров шли примерно с полчаса, а потом я за пять минут дошёл обратно. Уже прошло много времени, и пора было убирать шнурки. То, что я во время этой прогулки испытал оргазм и кончил прямо внутрь себя, ведь член был перетянут, и сперме некуда было вытекать, я не показал своим видом, чтоб не навлечь что-нибудь ещё и Сергеич не придумал для меня что-то, что мне самому не хотелось. Всё и так шло просто замечательно, а за неделю до конца марта, я наблюдал за действиями Сергеича, как он в очередной раз перед началом моего дежурства перетягивал мне член и яйца, сдавливая их при этом со всей своей силы. Я не выдержал и выдал ему свою идею, которая как мне казалось была полным бредом, но я не мог больше думать об этом и сказал.

- Сергеич, а хочешь, я тебе свои яйца и член в аренду отдам?

- Как это отдашь в аренду? – удивился он.

- А просто, хлопнем по рукам и в течении недели ты с моими яйцами и членом можешь делать что захочешь.

- А ты как? Ты где будешь.- не понимая спросил он.

- Я же не могу их отрезать, так что я буду при них простым носильщиком.

Эта фраза рассмешила Сергеича и потом я поняв что сказал тоже рассмеялся. Успокоившись, я уже поле подробно ему рассказал свою дурную идею во всех подробностях и как ни странно, он был удивлён, но согласился.



Продолжение будет очень скоро, ещё не дописал.





Сергей К. К…ая область sergei0083@rambler.ru

Категории