Cайт предназначен для лиц старше 18 лет, если Вам меньше, то немедленно покиньте наш сайт
Большая подборка порно рассказов и секс историй

Знатная римлянинка

Категории: Инцест Фантазии
Я, стараясь держаться величественно и грациозно, подошла к мраморной колонне, установленной в центре просторного зала императорского дворца. Мой сын, Мариус, стоял бледный и нервно переплетал пальцы. Он явно волновался, а может, и не столько волновался, сколько испытывал половое возбуждение. Я чувствовала его нетерпение начать обладание мной, как обладают женщиной.

Я обхватила обеими руками холодную мраморную колону, и сделав шаг назад согнулась в талии напополам, выпятив в сторону Маркуса свою попу. Я повернула голову и спокойно задала ему вопрос

- Мариус Тичо Креон, уверен ли ты, что получишь удовольствие, совершив половой акт с собственной мамой? - я умышленно назвала его полным именем, чтобы подчеркнуть важность этого момента.

- Матрона Белла Минор - он тоже назвал меня моим полным именем, да еще и с приставкой "матрона". Впрочем, у нас в семье при общении друг с другом не принято употреблять названия степени родства. "Мамы", "папы", и прочее. Только имена, но обычно в сокращенном варианте - ведь мы с вами заключили пари, и вы его проиграли! Все честно! - его голос немного дрожал. Нет, он не волнуется, почувствовала я, он сдерживает свое нетерпение. - PACTA SERVANDA SUNT - пробормотал он. Это означает "договоры следует выполнять".

Наше пари было заключено неделю назад. Я помню о нем, но мне казалось, что Мариус сам, не станет о нем вспоминать. Пари касалось гладиаторских боев. Уже месяц как весь Рим, затаив дыхание наблюдает за противостоянием гладиаторской школы мастера Корнелиуса и мастера Тациана. Делают ставки, обсуждают, комментируют. Сам император наблюдает со своей трибуны. В последнем бое должны встретиться два лидера.

От школы мастера Корнелиуса это будет гладиатор Арчелаус. Огромный, могучий, с черной бородой. А от школы мастера Тациана Фостус. Молоденький и озорной юноша. Очень ловкий и смелый.

Мариус тогда сказал, что победит Арчелаус, а я ему возразила, потому что мне больше нравится Фостус.

- спорим? - задорно спросил меня Мариус

- спорим - сразу согласилась я

- а на что? - заинтересованно уточнил Мариус - только давай не на деньги!

- ладно - кивнула я - пусть не на деньги. А что ты хочешь?

- А если твой Фостус проиграет, то ты мне отдашься! - Мариус выпалил это на одном дыхании. Это было настолько неожиданно, что я опешила. Но моя привычка быть истинной римлянинкой одержала верх. Я не подала и вида, что ошеломлена, я инстинктивно проигнорировала его запальчивое желание и выдвинула свое встречное

- а если проиграет Арчелаус, то ты перестанешь дружить с этим несносным Клеменсом Зено Лукасом, договорились?

- A LIMINЕ - сходу согласился Маиус.

За эти две недели я изредка вспоминала про это наше пари, но старалась не думать о нем. И вот сегодня состоялся этот бой. Арчелаус победил. Зрители требовали смерти для Фостуса, но сам император поднял большой палец вверх, даруя ему жизнь. Я похолодела при мысли о том, что заключила с сыном такое пари. Но у меня теплилась надежда, что он сделает вид, что никакого пари и не было.

Мариус вошел ко мне и глядя прямо на меня заявил, что он пришел, чтобы получить свой выигрыш. Я смотрела на него. Я искала на его лице волнение, смущение, робость, но вместо этого я видела сильное возбуждение и нетерпение. Он желал меня так, как всегда желал меня его отец. Я колебалась. Мариус напомнил мне, что мы римляне, и что наши слова не должны быть пустым звоном.

- AD USUM PROPRIUM - тихо произнесла я, что означает "для собственного употребления", имея ввиду, что наше пари и наши взаиморасчеты по нему, должны навсегда остаться тайной для нас двоих.

- sunt ista - подтвердил Маркус.

И вот я стою, обхватив руками мраморную колонну, выпятив попу, в сторону Маркуса, и предоставляю ему возможность обладать собой. Мне еще не верится, что он воспользуется этим, но что-то во мне убеждает меня, что он не упустит своего шанса.

Маркус подходит ко мне сзади. Задирает мою тунику. Его рука скользит по моей обнаженной попе и потом ныряет мне между ног.

- разведите ноги, матрона Белла - шепчет Маркус. Я послушно расставляю ножки шире. Я чувствую, что он взял свой ствол в руку и направляет в меня. О, Юпитер, он не намерен отступать.

Член Маркуса попадает в цель и туго, медленно начинает вторжение. Маркус обхватывает обеими руками меня за бедра и тянет на себя.

- ну, наконец-то - шепчет он - я сделал это. Я сделал, я, я, я.

Член продвигается медленно, делая движения вперед и назад. И каждое следующее движение вперед, сопровождается толчком, в результате которого член продвигается глубже, чем у него получилось при предыдущем толчке.

- вас все хотят, а кроме отца никто не пробовал - шепчет Маркус и его рука скользит по мне вверх и стискивает мою левую грудь - кроме отца и меня - торжествуя, шепчет он.

- все хотят? - переспрашиваю я - кто это, все?

- а все, кого я знаю - говорит Маркус. Его голос становится сдавленным, потому что учащается дыхание - в первую очередь вас хочет Клеменс, которого вы почему-то не взлюбили - Маркус издает легкий смешок.

- а с чего ты решил, что он меня хочет? - спрашиваю я, заинтересовавшись этой подробностью.

- ну, он так красочно фантазирует о том, как бы он вас прижал в углу зала, и как бы нагнул вас вперед, что у меня сразу встает - Маркус шумно вздыхает и легонько шлепает меня по попе. Его рука выпускает мою грудь. Она медленно смещается вниз по моему животику и ложится на мой клитор. Я рефлекторно выпячиваю попу, подставляя под его неистовый член, свое сокровище.

- даже так? - ахаю я - а еще кто?

- наш учитель фехтования - выдавливает из себя Маркус - ой, до чего же приятно. Никогда еще так приятно не было.

- а как у тебя было и с кем? - мне очень интересно это. Я догадываюсь, что Маркус уже пробовал женщин. Да и сейчас я чувствую, что у него есть опыт. А что он говорит про учителя фехтования, так это для меня не секрет. Похоть так и читается в его глазах.

- сначала с рабынями. Мне первой дала Пласида - Маркус вогнал свой член на всю длину. О мою попу мягко шлепнулись его яички. Он снова тискает мою грудь. Пласида? Ну, я и не сомневалась. Толстушка, Пласида, дает всем, и не только господам, но и всем рабам в нашем доме - а потом я попробовал почти всех, кроме Синтии. Ты бы помогла мне ею овладеть. Она же никому кроме тебя не подчиняется, даже отцу.

- вот еще чего - возмутилась я. Маркус тут же сильнее стиснул мою грудь и более яростно стал долбить мое лоно - ее и так твой отец во все дырочки пробовал, я ее от него к себе забрала - сказала я уже более спокойно.

- а я только один раз - Маркус снизил темп движений члена - мне только ее попробовать хочется, и все.

- значит, у тебя были только рабыни? - спрашиваю я, чтобы сменить тему разговора. Мне не хочется ему обещать ничего в отношении Синтии. Достаточно и того, что я сама ему даю.

- не только - радостно объявляет Маркус

- неужели были знатные римлянки? Не может быть - удивляюсь я

- может, может, и ты не поверишь, кто мне давал это! - Маркус искренне радуется.

- и кто? - спрашиваю я

- матрона Бригитта - торжественно заявляет он и добавляет - не задирай попу, мне так неудобно. Опусти немного ниже - я опускаю, насаживая сама себя на его член.

- Как Бригитта? Когда? - я в изумлении. Бригитта моя ровесница и моя подруга. Наши мужья начинали воинскую службу в одном легионе. Теперь ее муж консул Рима. А она уже не просто Бригитта, а Бригитта Сулия, потому что она жена одного из мужчин знатного рода Суллов. Но как она могла отдаться моему Маркусу? Если бы он сказал, что имел отношения с гетерой, это было бы понятно, но с Бригиттой Сулией?

- Это когда мы с отцом, с Клеменсом и консулом Велиусом Суллой Дариусом ходили в баню. Потом консул пригласил нас к себе домой. Мы пили вино. Матрона Бриггита Сулия тоже пила с нами. А потом ... – Маркус остановил свои движения. Я подумала, что он сейчас произведет семяизвержение, но он шумно подышал и возобновил движения с той же невозмутимой силой. Умеет, подумала я, испытывая странное чувство гордости за сына - потом отец предложил развлечься с женщинами, и сказал, что рабыни ему надоели, нужно вызвать гетер. И вот тут матрона Бригитта сказала, что ни одна гетера не сравнится с настоящей матроной.

- и что она сделала?

- О! - Маркус резко вогнал в меня член и замер - она сама нам всем давала. Даже в попу можно было.

- да, ты что?

- да. Я три раза тогда кончил, один раз ей как и положено, второй раз в рот, а третий в попу. И все так делали. А отец, еще и заставил ее свой член зажать между сиськами и тереть там его.

- ничего себе - пробормотала я. И прикинула, четверо по три раза, это в нее кончили двенадцать раз. О, Боги. Вот так Бригитта.

- она была сильно пьяна? - спрашиваю я

- немного была - отвечает Маркус.

- а ее муж, Велиус Сулла Дарий, он как допустил?

- а он тоже с нами ее ебал. Тоже и в рот, и в попу ... Он еще про тебя говорил.

- про меня? И что говорил?

- а вот, что было бы здорово тебя так ебать - Маркус тяжело задышал - они еще не знают, что ты мне дала - Он издал радостный смешок.

- а ты им не рассказывай.

- ага - с сожалением сказал Маркус. Его, значит, подмывает похвастаться.

- значит, сам Велиус Сулла Дарий мечтал, чтобы на месте Бригитты Сулии была я? - зачем-то я уточняю.

- Еще как мечтал - Маркус резко вталкивает в меня член и внутри меня происходит горячий, ощутимый взрыв. Извергает, понимаю я. О, Юпитер, снова мелькает мысль в голове, дала себя оплодотворить собственному сыну. Голос Маркуса тихий и радостный

- как здорово я тебя ебал, матрона Белла Минора. Это было восхитительно - он вздыхает. Его член мягко опадает внутри меня. Маркус вдруг добавляет - а Клеменс мне сказал, что я мог и раньше считать, что ебал тебя.

- это как? и почему? - переспрашиваю я. Мысли мои сейчас о другом. Я думаю, что Маркус не удержится и похвастается и перед Клеменсом, и перед отцом, и Велиус узнает, и что будет дальше?

- а потому что перед тем, как ты меня родила, я же был весь в твоей пизде, правильно? - говорит он. Я морщусь, неужели нельзя назвать это другим словом? Но, молчу - значит в твоей пизде был и мой хуй, верно?

- ну, в общем, да - нехотя соглашаюсь я, еще не понимая этой логики рассуждений.

- Значит, получается, что я вроде бы как тебя ебал все это время, пока был у тебя внутри?

- не знаю - отвечаю я. Дикая, какая логика. Хотя ...

Я расправляю тунику. Спина устала стоять в этой позе. Маркус довольный своей победой, тоже отряхивается.

- так ты мне поможешь попробовать Синтию? - спрашивает он. Я в ответ пожимаю плечами

- ALIAS - говорю я, что означает в другое время и при других обстоятельствах.

Маркус уходит, поцеловав мне в знак благодарности руку.

Я стою у окна. Какой интересный день. Я отдалась сыну. И вдруг меня осеняет, а ведь есть Бригитта. Она поймет мое состояние, и мне хочется с ней это обсудить. Я звоню в колокольчик. На его звук появляется моя верная Синтия.

- распорядись. Мы отправляемся в гости - говорю я, и Синтия поспешно удаляется делать приготовления.

В доме у Бригитты я застаю всю компанию неразлучных друзей. Здесь и мой муж, мой сын, приемный сын Велиуса и Бригитты, Клеменс и сам консул Велиус. Бригитта полуобнаженная сидит на коленях у моего мужа. Она ерзает на его члене и одновременно сосет у Маркуса. Я машинально прислоняюсь к стене, вот так навестила подругу. Консул Велиус вскакивает со своего места

- какая неожиданная радость! Матрона Белла Минора пожаловала к нам - он мягко берет меня за руку и ведет на середину комнаты. Краем глаза я замечаю, что мой муж с улыбкой смотрит на меня, а Бригитта мне подмигивает. Велиус Сулла Дариус останавливается посередине зала, и кладет мне руки на плечи. Он мягко, но сильно нажимает на них, и я опускаюсь перед ним на колени. Одна его рука на моей голове, а другая извлекает из-под туники толстый и большой член - сама матрона Белла Минора - приговаривает он и сует этот член мне в лицо. Я открываю ротик. А что мне еще делать? Муж мой здесь и он не возражает, а отказывать консулу не пристало знатной римлянинке. Велиус радостно взвизгивает и говорит

- вы хотели поговорить с Бригиттой? - он перехватывает свое дыхание - ну, пока у вас ротики заняты у обеих, но потом, вы сможете говорить сколько вам угодно, мы можем увлекаться и другими вашими прелестными дырочками - все смеются. Я озираюсь и перехватываю вожделенный взгляд Клеменса. И мысленно спокойно констатирую факт, что сегодня и его мечта осуществится.

Категории